Главная | Русский Шарм-Эль-Шейх

в которой Платон Атлантидов присутствует при открытиикапитаном Лисянским одного маленького необитаемого острова

Платон Тимеевич пялился на странного человека в форме, и стало ему ох как неуютно, вроде бы и не пил много с вечера, а вот на тебе: глюки, глюки, ну что за жизнь, то одно мерещится, то другое, но если не выпивать, то как жить?

Разве это жизнь, если не горячить свою кровь, не подстегивать ее время от времени, пусть потом и возникают наявуто ли грезы, то ли галлюцинации, хотя белочкой это быть не может, не запойный же он. Так, любитель выпить, но что еще делать, чтобы этот лучший из миров не казался таким омерзительно тошным?
— Так о чем вы хотели спросить меня, сударь? — обратился к нему человек в эполетах и с бакенбардами.
Атлантидов задумался.
Да на самом деле ни о чем, вообще-то. Откуда ему было знать, что утром за завтраком у него объявится такой странный сосед, одетый явно не по времени и не по сезону, да еще и заговорит с ним, надо и самому что-то сказать...
— Жарко! — проговорил он.
— Да разве это жара, — моментально среагировал человек, представившийся капитан-лейтенантом Юрием Федоровичем Лисянским, — вот тогда, в октябре 1805 года, жара действительно была несносной, не дай Господь пережить вам, сударь, такой жары, ведь в океане она еще усугубляется влажностью, не только мундир, но и самого можно выжимать...
— Так вы что, в мундире так и ходили?
— Да нет, нет, — сказал человек в эполетах и с бакенбардами, — в мундире там невозможно. Это я для наглядности, так сказать, чтобы вам было легче представить. В рубахе ходил да рейтузах форменных и раза четыре в день, если не пять, обливался водой, только что толку, вода-то морская, забортная, обольешься — на тебе корка соли сразу. А пресной водицы-то взять негде, та, которой в Ситке еще загрузились, что в трюме в бочонках была, дороже золота считалась, где в следующий раз пресной воды-то взять, да и когда?
— А что такое Ситка? — поинтересовался Атлантидов и налил себе еще кофе. Потом посмотрел на капитан-лейтенанта и как-то стеснительно спросил: — Кофе хотите?
— Хочу! — вот так запросто ответил тот, чем сразу ввел Платона Тимеевича в минутный стопор. Ежели это глюк, наваждение, то как он может хотеть кофе? Галлюцинации не пьют, наваждения тоже. А ежели пьет, то, значит, живой, ущипнуть бы его за руку, посмотреть, что будет, но ведь не скажешь: «Господин капитан-лейтенант, позвольте, я вас ущипну за руку!»

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
4 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Надувная подушка для резиновой лодки
Надувная подушка для резиновой лодки

Случайное фото

Удэгейцы