Главная | Лучшие годы нашей жизни | Котинро (камчатниро) - 1981-1995 гг.

В ноябре 1985 г. вместе с директором КоТИНРО

В ноябре 1985 г. вместе с директором КоТИНРО к. б. н. М. М. Селифоновым мы были приглашены на международный симпозиум «Нерка-85», который состоялся 19-22 ноября в г. Нанаймо (Британская Колумбия, Канада).
В этой поездке проезд до места назначения и обратно оплачивали русские, а отели и питание в Канаде - канадцы. Поэтому нам дали только 30 % от обычных командировочных (за 6 суток - 36 канадских долларов).
При подготовке к симпозиуму москвичи хотели заменить мою кандидатуру на представителя Министерства рыбного хозяйства СССР, но канадская сторона заявила, что в этом случае оплачивать пребывание советских граждан в Канаде они не будут. Меня оставили в делегации. Третьим участником нашей миссии стал переводчик из ТИНРО Виктор Петрович Туманов.
Для меня это была первая в жизни поездка за границу. Все сложилось очень удачно. Каждый из нас сделал по два доклада, которые вызвали большой интерес. Мы стали первыми русскими (после многих лет перерыва), которые приехали на международный симпозиум такого уровня по биологии нерки. До этого англоязычные исследователи знали только труды д. б. н. Ф. В. Крогиус и д. б. н. Е. М. Крохина, посвященные нерке оз. Дальнего (небольшого модельного стада, имеющего местное промысловое значение).
Нерка рек Озерной и Камчатки для исследователей Канады, США и Японии представляла интерес потому, что именно в них в отдельные годы воспроизводится до 90 % всех особей этого вида в Азии. Впоследствии доклады опубликовали на английском языке в трудах симпозиума.
Несмотря на явный научный успех вся поездка в Канаду прошла как в кошмарном сне: ее график сделали очень тяжелым. Дело в том, что в СССР к поездкам граждан, а тем более командировкам за границу относились с трепетом, как к чрезвычайному событию. Все наперегонки старались экономить валюту. Поэтому существовал принцип, возведенный в закон: ни одного лишнего дня за рубежом.
На практике это выглядело так: за несколько часов до посадки в самолет нам выдали служебные заграничные паспорта (синие) и валюту. Через 3 часа после перелета Москва - Монрель (более 9 часов) из другого аэропорта мы уже летели в Ванкувер (6 часов). По прибытии в Ванкувер через 3 часа на маленьком самолете вылетели в Нанаймо (45 минут) и глубокой ночью заселились в отель «Береговой Бастион».
Подъем в 7 утра. С 9 до 19 симпозиум с перерывом на 2 часа на обед. Я выступал в первый день с двумя докладами (переводили В. П. Туманов и канадский правительственный переводчик Никита Борисович Кириллов). Вечером банкет до 24 часов, где мне посчастливилось сидеть за одним столом с известным ученым - доктором Вильямом (Биллом) Риккером (он подсел ко мне сам).
На следующий день до 20 часов шли заседания. В этот день свои доклады делал М. М. Селифонов. Вечером к себе в номер нас пригласили Оле и Ренди Матисены. К ним также пришли Дон Роджерс, Роберт (Бад) Бергнер, Билл Риккер, Лео Марголис и Говард Смитт - известные ученые и исследователи нерки.
В третий день на симпозиуме до 16 часов шли дискуссии, и в 17 часов состоялось торжественное закрытие симпозиума «Нерка-85». Уже после 21 часа ко мне в номер зашел мой знакомый из Ванкувера Эдвард Зиблат (правительственный менеджер лова донных рыб в Британской Колумбии). С ним мы познакомились в октябре 1978 г. на Сахалине на Первом лососевом совещании. «Проговорили» до 2 часов ночи. На следующее утро вылетали в Ванкувер - подъем в 7 утра.
Прилетев в Ванкувер, ждали около часа в холле отеля «Pacific Palisade». В 12 часов заселились в номера (оставили вещи) и поехали на встречу с представителем советской выставки ЭКСПО-85 в Ванкувере.
У нашей делегации неожиданно возникла исключительно сложная проблема: советские чиновники в Москве дали нам троим билеты на самолет только на перелет Москва - Монреаль - Ванкувер, то есть - билеты в один конец. Купонов для возврата в СССР не было. Как это получилось - не знаю. Билеты вручили перед самым вылетом из Москвы. О том, что нет билетов на обратный перелет Ванкувер - Монреаль - Москва, выяснилось при вылете из Нанаймо в Ванкувер.
После долгих переговоров с Москвой представитель ЭКСПО-85 (не помню ни имени, ни фамилии) купил нам билеты по маршруту Ванкувер - Монреаль - Москва. Кто-то в Москве за это получил выговор, т. к. если бы билеты приобрели в Москве, то за них бы заплатили рублями, а так пришлось покупать билеты за валюту. Сэкономили!!!
После покупки билетов у нас имелось 30 минут свободного времени, и мы посетили супермаркет «Вулворт», где я купил себе кассетный плеер за 32 канадских доллара. В то время в СССР такие плееры еще свободно не продавались.
Вечером ходили в гости к Говарду Смитту, который, кроме нас троих, пригласил Волли Джонсона (известный канадский исследователь нерки) и Эдварда Зиблата. В час ночи вернулись в отель, а уже в 6 утра выехали в аэропорт.
Затем последовал тяжелый 6-часовой перелет до Монреаля и через 4 часа - 9-часовой перелет до Москвы. В столицу нашей Родины делегация вернулась «никакой» от усталости. Через двое суток вылетели на Камчатку. Даже сейчас, спустя почти 25 лет, с ужасом вспоминаю эту тяжелую поездку, т. к. никогда не сплю в самолете.
***
В 1986 г. наш институт вновь рекомендовал специализированный лов нерки в протоке Азабачьей, но было поймано всего 40 тонн. Произошла ошибка в прогнозе. Она явилась следствием того, что я не располагал данными о длине и массе тела смолтов нерки, мигрировавших из оз. Азабачьего в 1981-1983 гг.
В 1986 г. в озеро в основном возвращались рыбы от ската 1983 г. (траления возобновили только в 1984 г.). В то время мне было трудно представить, что сброс роста (от максимума и почти до минимума) у молоди нерки может происходить в течение одного года, т. к. его увеличение всегда происходило постепенно в течение нескольких лет. Считаю, что если бы в 1981-1983 гг. в оз. Азабачьем я проводил траления молоди, то ошибки прогноза в 1986 г., скорее всего, не произошло.
Вот что об итогах работы КоТИНРО за 1986 г. писала газета «Камчатская правда» (от 16 декабря 1986 г.) в дежурной статье «В обкоме КПСС»:
«На заседанеиии бюро обкома КПСС при рассмотрении вопроса ''О неудовлетворительном выполнении решений ЦК КПСС и обкома партии по искоренению очковтирательства и приписок'' была... рассмотрена работа руководства и парторганизациии Камчатского отделения ТИНРО по повышению эффективности научных исследований, качества прогнозирования запасов рыб и укрепления связи с предприятиями и организациями рыбной отрасли Камчатки.
Камчатское отделение ТИНРО вносит определенный вклад в развитие производственного потенциала рыбной промышленности области. Вместе с тем деятельность Камчатского отделения ТИНРО не отвечает современным требованиям, предъявляемым к науке. Результаты промысла лососевых на Камчатке свидетельствуют о низком научном уровне, недостаточной целенаправленности и интенсивности исследований, проводимых отделением в изучении этого важнейшего семейства. Научная работа в основном сводится к исследованиям и сбору информации об условиях воспроизводства и жизни лососевых рыб в пресноводный период. Исследования морского периода их жизненного цикла носит фрагментарный характер.
Требует укрепления связь ученых отделения с производством и академическими институтами, повышения - информированность рыбаков о результатах своей работы по определению запасов рыбы и морепродуктов на шельфе Камчатки и объемах возможного их вылова. Учеными недостаточно используются наблюдения промыслового и поискового флота, наблюдательных пунктов и экспериментального рыбоводного завода Камчатрыбвода. Неудовлетворительно развивается материально-техническая база отделения.
Создавшееся положение дел явилось следствием серьезных недостатков в работе администрации и партийного бюро отделения, их низкой требовательности к сотрудникам, коммунистам.
Слабым остается партийное руководство комсомольской и профсоюзной организациями. Партбюро недостаточно осуществляет контроль и проверку исполнения своих решений, критических замечаний и предложений, не развивает самокритику.
Бюро Камчатского обкома КПСС обязало руководство, секцию ученого совета и партийную организацию Камчатского отделения ТИНРО (тт. Селифонов, Дьяков) устранить имеющиеся недостатки в работе.
При этом подчеркнуто, что основной задачей отделения является дальнейшее совершенствование методов прогнозирования возможного изъятия промысловых объектов путем комплексного изучения их экологии, воспроизводства, динамики численности, оценки абсолютной биомассы, разработка рекомендаций по рациональному использованию биологических ресурсов в водах камчатского шельфа и западной части Берингова моря, направленных на обеспечение устойчивости сырьевой базы и повышение эффективности работы рыбной промышленности области.
Партийной организации Камчатского отделения ТИНРО (т. Дьякову) поручено устранить недостатки в партийно-организационной работе, повысить ответственность коммунистов, всех сотрудников отделения за качество научно-исследовательских работ и выполнение тематических планов, укрепление дисциплины и порядка в отделении. В этих целях шире использовать в практике работы отчеты коммунистов на партийных собраниях и заседаниях бюро, развивать критику и самокритику, усилить партийное влияние на подбор и расстановку кадров, целенаправленно вести работу по их воспитанию».
***
Часто с удовольствием вспоминаю один эпизод из прошлой жизни на пункте. В конце августа 1986 г. у Валеры Базаркина созрела бражка из рябины - «рябиновка», и 1 сентября он предложил поехать в Тимофеевский залив - отметить День знаний и его уход из КоТИНРО. Он покидал наш пункт навсегда, т. к. переходил на другое место работы. Но кроме нас никого не было, и поэтому на берег залива приехали всего лишь вдвоем.
Наступила вторая половина дня. Светило ласковое осеннее солнце. Комары и мошка отсутствовали. Бражка была очень холодная (ее остудили в Банном ключе) и вкусная - как крепкий квас. Мы выпили по три- четыре-пять кружек и легли понежиться на берегу...
Когда проснулись от холода около 21 часа, светила полная луна... До сих пор вспоминаю этот случай, как один из самых счастливых в моей жизни, проведенных на берегах оз. Азабачьего. Сгорели тогда на солнце не сильно. Стояла осень.
***
Незабываемо прошла первая поездка на Аляску в августе-сентябре 1989 г., куда по частному приглашению Дона Роджерса из Вашингтонского университета и сотрудников Департамента охоты и рыболовства штата Аляска во время трудового отпуска я ездил по линии научного туризма. Дорогу из Москвы до Нью- Йорка и обратно оплатил сам, а расходы в США на себя взяли эти две организации.
Приведу рассказ об этом путешествии «За морем житье не худо», опубликованный в газете «Вести» (№№ 40-41 от 6-9 апреля 1991 г.):
«Самолет заходит на посадку в Нью-Йоркский аэропорт имени Кеннеди с моря, - сказала мне соседка- американка, возвращающаяся из Москвы. В окна иллюминатора "Боинга-747" виднелась местность, почему-то напоминающая мне Усть-Камчатск (несколько дней назад находился еще там) - полосы земли чередовались с полосками воды, по которым с брызгами на небольшой волне неслись прогулочные катера.
Из самолета все попали сразу же в здание аэровокзала: американцы на этаж ''Для американцев'', а все остальные ''Для не американцев''. Минут 40 стоял в очереди - проходил паспортный контроль. По коридору с указателями вышел к выдаче багажа и через таможенный контроль попал к выходу из аэровокзала. Таможенник даже на мои вещи и не посмотрел.
Из Нью-Йорка требовалось добраться до Сиэтла. Спросил, где находится ближайшая справочная. Поднялся на этаж выше и вышел к информационному центру. Девушка, говорившая по-русски, прочитала письмо директора Рыбного исследовательского института Вашингтонского университета - Роберта Френсиса, которое я ей показал. Там выделялось два основных пункта: никуда из аэровокзала не выходить, на регистрации Вас будет ожидать билет. Авиакомпания не указана. Девушка любезно порекомендовала мне обратиться в ''Пан Америкен'', а если не будет, то в другие. В ''Пан Америкен'' моего билета не имелось. В других - тоже.
Я снова очутился у стойки информационного центра и сказал девушке, что свой билет найти не могу. Та немного подумала и посоветовала обратиться в авиакомпанию ''Америка Вест'', куда можно добраться в автобусе, курсировавшем по территории аэропорта.
Вышел на остановку на улицу и мне стало плохо - на улице стояла дикая жара. Прикинул, что не менее 35 оС. Минут через десять подошел автобус - там работал кондиционер. В автобусе показал письмо работникам аэропорта - двум девушкам-негритянкам. Те переглянулись и сказали, что в конечном итоге все случится ''о’кей'', и подсказали, когда мне выйти.
В ''Америка Вест'' у стойки стоял парень-бразилец. Табличка на униформе свидетельствовала - Жозеф. Прочитал письмо, набрал мою фамилию на компьютере - результат нулевой. Затем позвонил по телефону, имеющемуся в письме, в Сиэтл - Роберту Френсису в институт. Но заканчивалась суббота и в офисе никого не было. Жозеф предложил купить билет до Сиэтла. Я прикинул, что до понедельника далековато, и попросил самый дешевый.
Жозеф пощелкал на компьютере и сказал, что билет стоит 319 долларов. У меня с собой имелось всего 318. Эти деньги я получил в Петропавловске-Камчатском, обменяв 200 рублей в банке, следуя в США по частному приглашению. Сказал Жозефу о размере своего капитала - тот достал один доллар из кармана, пересчитал все деньги и на принтере компьютера распечатал билет. Прилепил бирку к чемодану и чемодан уехал по транспортеру. Затем Жозеф достал еще доллар и сказал, что на эти деньги можно позвонить в Сиэтле из аэропорта моим знакомым. Номера телефонов можно узнать в телефонной книге в аэропорту в Сиэтле.
После всего Жозеф объяснил, что самолет в Сиэтл будет лететь через Лас-Вегас, где необходимо сделать пересадку. Я подумал, что это, пожалуй, оригинально - посетить Лас-Вегас с одним долларом в кармане. Жозеф пожелал счастливого пути и занялся следующим пассажиром.
Самолет в Лас-Вегас летел в 10 часов вечера. До отлета оставалось еще около четырех. Прошел спецкон- троль и вышел в отлетную зону - там располагались магазины, кафе и еще что-то, чему нет названия у нас в стране. Все выше перечисленное по техническим причинам (нет денег) не интересовало. Сел в кресло у выхода на посадку, решил посидеть четыре часа - "дело было вечером, делать было нечего".
В течение последних 17 лет мне приходилось заниматься в КоТИНРО изучением биологии тихоокеанских лососей. В основном, нерки в бассейне р. Камчатки. Нерка - один из наиболее ценных видов тихоокеанских лососей. В СССР воспроизводится практически полностью на Камчатке, главным образом, в бассейнах рек Камчатки и Озерной.
Но следует иметь в виду, что СССР обладает только 10-15 % всех мировых запасов этого вида. Остальные 85-90 % приходятся на Аляску и Британскую Колумбию (Канада). Поэтому побывать на Аляске всегда являлось заветной мечтой многих советских исследователей тихоокеанских лососей, особенно изучавших нерку.
Помимо нерки, на Аляске в больших количествах воспроизводятся горбуша, кета, чавыча и кижуч. Из тихоокеанских лососей там нет только симы, которая наиболее многочисленна в бассейне Японского моря, но встречается и на западном побережье Камчатки. К сожалению, дальневосточные исследователи тихоокеанских лососей с 1950-х гг. и по настоящее время на Аляску приезжали всего один раз.
Перестройка в СССР все изменила. В результате, 5 августа 1989 г. я сижу в Нью-Йоркском аэропорту. Собираюсь лететь в Сиэтл, из которого 7-8 августа вместе с профессором Вашингтонского университета Доном Роджерсом должен улететь на Аляску.
В Лас-Вегасе задержался всего 20 минут. Игровые автоматы - визитная карточка Лас-Вегаса - игорной столицы США стояли даже в полетной зоне. Кое-кто из пассажиров играл.
В Сиэтл я летел, вооруженный мазью от комаров. Пожилая женщина в Нью-Йорке, узнав, что лечу на Аляску, подарила эту мазь. Она сказала, что направляется в Лас-Вегас играть и мазь от комаров ей там не нужна.
6 августа в 4 часа утра прилетел в Сиэтл, а в 6 утра позвонил Роджерсам, и вскоре Дон и его жена Бренда забрали меня на машине домой.
Дону Роджерсу 57 лет, его жене Бренде - около 50. У Дона есть взрослый сын Том, который живет отдельно. Младшему сыну Джесси 12 лет. Роджерсы живут в небольшом, кирпичном, среднего достатка доме, который снаружи смотрится как полутораэтажный, но внутри помещения расположены в трех уровнях.
Днем Роджерсы своего ''заморского гостя'' возили по городу, показывая достопримечательности. Поражало почти полное отсутствие людей на улицах. Все ездят в автомобилях, из которых выходят только по мере надобности, подъезжая к домам, магазинам и учреждениям на максимально близкое расстояние. Но если у дома или магазина машина стоит рядом, то при поездке на работу от места парковки иногда приходится идти пешком 10-15 минут.
В понедельник поехали с Доном и Брендой в институт. В обед у меня уже был билет на Аляску. Уточнили места пребывания в США. Отправили в агентство ''Аэрофлота'' в Нью-Йорке письмо с просьбой зарезервировать место на вылет в Москву на 2-3 октября.
Встретился с сотрудниками института, где работал Дон. Многих знал по научным публикациям. Галопом пробежал по некоторым лабораториям - времени оставалось мало, надо еще собираться на Аляску.
После обеда ездили с Доном по магазинам - покупали продукты: главным образом, мороженое мясо и овощи. В Сиэтле продукты дешевле, чем на Аляске. Все купленное упаковали в пластмассовые квадратные контейнеры-термоса, которые привезли с собой.
8 августа встали в 6 часов утра, выпили кофе и поехали в аэропорт. Обратно машину домой вернула Бренда. До Анкориджа из Сиэтла летели три часа на самолете компании ''Аляска Аэрлайнз''. По прилету сразу же пересели в другой самолет дочерней авиакомпании и немногим более, чем через час, приземлились в Дилленгеме.
Нас встретила аспирантка Дона - Лиза Паттерсон. Она приехала на старом ''Форде''. На улице шел проливной дождь. Вещи поставили в кузов, сели втроем в кабину и по шоссейной дороге минут через 50 приехали на берег оз. Алегнагик.
Вещи перетащили в лодку с двумя 40-сильными моторами ''Джонсон'' и ''Эвинруд''. Лиза начала дергать за ручной стартер ''Джонсона''. Завела. Через пять минут, на одном моторе, подрулили к биологической станции Вашингтонского университета.
***

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
2 + 0 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Кресло в лодку
Кресло в лодку

Случайное фото

Удэгейцы