Главная | Записки охотника, грибника и рыболова

В угловом кабинетеВ охотницкой

Два Дюма, попеременно, запечатлевали меня в различных апартаментах, в том числе и у стола, отделанным зеленым сукном, угловой комнаты, с амбарной розовой книгою в руках. Рядом лежала пачка французских сигарет.
Интересно было увидеть спецодежду, рыбацкие удочки и ружейные снасти писателя — охотника и рыболова. В комнате на первом этаже мы увидели облачение — смокинг и рубашку Нобелевского лауреата. Всевозможные картины и портреты, всюду висевшие по стенам коридоров и залов, описывать не стану; они даны во многих книгах краеведов.

охота и рыбалка
В гараже

Покончив с изучением пестрой анфилады комнат, вслед за экскурсоводом, мы вышли из дома-музея и направились в левую часть мемориальной усадьбы. Здесь находились: глубокий, бутовым камнем выложенный, погреб и просторный гараж. Для заядлых автомобилистов Борисова — старшего и Шмелева, было весьма любопытно узреть — на каких машинах выжимал «газ» кудесник слова.
В гараже стояли в образцовом порядке не менее шести автомобилей. В том числе «Победа» и «Волга», ГАЗ-24 и «Москвич». Нам было разрешено сфотографироваться у любой из них, что мы и сделали.
Прошли задним двором, обозрели еще раз лодку с веслами и оказались у могил самого Шолохова и рядом — его жены Марины Петровны, в девичестве носившей фамилию — Громославской. Жена покоились отдельно от мужа. Над её могилой, в отличие от супруга, нашедшего свое упокоение под глыбой мрамора, возвышался памятник с полным перечислением фамилии, имени — отчества, и датами рождения и смерти. По принципу: «Каждому — своё!».
Гид поведала экскурсантам о последних днях жизни писателя. Упомянула о его пристрастии к курению; с сигаретами не расставался ни дома, ни на охоте и, тем более, на рыбалке. От того, видимо, и сократил срок своей прекрасной жизни (1905 — 1984). На рабочих столах писателя, в спальне и на кухне и сегодня можно увидеть разнообразные пачки табачного зелья, в том числе и иностранного производства.
По завершению официальной части, экскурсовод посоветовала нам самостоятельно изучить визитную карточку Вёшек
— фигуру всадника со стоящей рядом и держащей на коромысле вёдра с водой, молодой красавицей — женщиной. Это бронзовое чудо стояло прямо на высоком берегу Дона, и мы вдоволь могли пленяться героями Шолохова — неустрашимым Григорием Мелеховым и его несравненной возлюбленной Аксиньей Астаховой.
Поднявшись по лестнице вверх, наша компания с высоты обозрела бегущую навстречу морю реку. Мы представляли, как на этом же, где мы сейчас, месте стоял и глядел на неё великий писатель. Любовался медлен-
ным восходом солнца, сонной тишиной над парующей темно-зеркальной гладью воды, гулкими редкими всплесками начинающей играть рыбы, зеленым атласом прибрежных кустов.
Не преминули мы сфотографироваться на фоне церковного Собора, у бронзового бюста, у дверей Государственного музея — заповедника М.
А. Шолохова, где всегда много посетителей. Ведь Шолоховский край в наши дни стал центром притяжения всего самого гуманного, светлого, мужественного, честного. Для всего мира творчество писателя приобрело значение не только великого литературного образца, но и драгоценного кладезя непреходящих жизненных ценностей, высоких нравственных принципов и духовных исканий.
Я от всей души радовался, что, наконец, осуществилась моя стародавняя мечта побывать на родине Шолохова. Есть что доложить другу Константину Жижину, некогда подарившему мне замечательную книгу «В родном краю М. А. Шолохова». Его
горячо любимые Вёшки навсегда останутся в моем сердце. Есть что поведать и орловскому классику Василию Катанову, который ранее написал поэму «Михаил Шолохов».
Не менее меня также радовались и мои спутники. Им тоже будет о чем рассказать друзьям, детям и внукам. Шолохов — явление непреходящее. Это эталон гения, отдавшего свою пламенную жизнь всему человечеству. Что касается казачества, то оно в неоплатном долгу перед земляком, великим сыном их славного Дона.
Нам Вёшки, Шолохов всегда,
Как в небе ранняя звезда;
Я это утверждать берусь,
Развеют — и печаль и грусть...
Расставаться же с родиной писателя было нелегко. Мы поклонились его дому, его саду, серебристым елям, его белоствольным красавицам — березам. Заняв места в салоне «Мерседеса», наша дружная компания покинула чудесные Вёшки.
Нас ждала станица Еланская, а до неё от Вешенской, рукой подать, всего — то два десятка вёрст.

охота и рыбалка

В «Еланскую» — станицу Дона, Как в Мекку едут для поклона - В Музей, что Мелихов создал, Зовётся он — «Мемориал»...

В нём воедино: Свет и Тьма, Казачье Право и Тюрьма... Свобода, Доблесть, Правда,
Честь;
Измена, Ложь - Здесь то же есть!
Пётр КОЗИН

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
4 + 0 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Катран"
Резиновая лодка Лисичанка "Катран"

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии