Главная | История одного подводника | Формирование дивизии

В Ялте встретил Новый год.

Заранее заказал телефонный разговор с мамой, сыном и женой на 31 декабря на 22:00. Связь была отвратительной, таких умных, как я, желающих поздравить родных и близких с Новым годом, оказалось много. Поочередно вызывали в кабинки заказчиков, меня так несколько раз, но разговор был на уровне: «Аллё, ты меня слышишь?» Хотелось сделать как лучше, а получилось, как всегда: средства связи были не на высоте - как на флоте, потратил много времени и нервов, а результатов не получил, но заплатил за все соединения, как положено по расценкам.

В это же время в Ялте отдыхали командир БЧ-2 Валерий Бырдин и командир БЧ-4, РТС Володя Аргунов. Однажды в Гурзуфе, где жил Бырдин, мы все встретились и пошли в кафе выпить сухого вина и съесть чебуреков. Завязался спор: В. Аргунов заявил, что съест 10 порций чебуреков с вином, но зато платить за все это будем мы с Валерой. Мы согласились. Крепким мужиком оказался В. Аргунов: съедено 6, 7,
8 порций, а он над нами подсмеивается, предлагая новые авантюры. Мы тоже в долгу не оставались и делали всё, чтобы МЫ победили. Я рассказал, как на первом курсе один курсант поспорил с классом, что после обеда съест 10 пачек халвы, за это ему каждый в получку купит по 10 таких пачек. Стали следить, как он поглощает халву: парень, наверное, приехал из деревни, халву никогда не ел, поэтому согласился на спор. Не прошло и получаса, как он съел с водой 8 пачек, все мы погрустнели. Получали ведь 75 рублей, и из них надо было купить халвы на 50. Благополучно он съел 9-ю пачку и перешёл к 10-й! Всякого рода подначки, розыгрыши были запрещены, в классе стояла тишина как в гробнице. Класс находился на первом этаже, и окна выходили на бульвар Киквидзе. Стояла прекрасная осень 1955 года, окна были приоткрыты. Жадно все смотрели на поглотителя халвы, и каждый желал ему проигрыша. И, о ужас!! Парень срывается с места и летит к окну. Блюёт, рыгает, становится красным как рак, его всего выворачивает от перееденной халвы. И парень проигрывает. Класс поступает с ним благосклонно, нам он никому ничего не должен (а эти 10 пачек купили всем классом). Все это я рассказываю Володе, при этом морщусь, делаю отвратительные гримасы. И Володя не выдерживает, бежит к туалету и извергает из себя всё съеденное, а значит, проигрывает спор. А я однажды выиграл спор. Учился я в 222 классе (2 факультет, 2 курс, 2 взвод). В столовой сидели за столом 6 курсантов, вот с ними я поспорил, что после обеда съем 2 бисквитно-кремовых торта по 1 кг и выпью 2 поллитровые бутылки молока. В тот день я ощутил заботу о себе: первого мне налили тарелку под ободок, вторым тоже не обидели и положили больше всех, компот (а это полная 500-мл кружка) долили по самую каёмочку и после всего этого повели меня в буфет. Народ, желающий посмотреть зрелище, не вместился в помещение, зеваки и любопытные стояли в коридоре. Я в то время был ростом 180 см, весил 5658 кг, короче, не богатырь. Всё, что мне предложили, я съел довольно-таки быстро, при этом чувствовал, что наелся до «пуза», других отрицательных ощущений я не испытывал. Как говорится, поел досыта «на халяву».

26 дней пребывания в санатории закончились, и я полетел в Ленинград к маме и сыну. Грусть по жене сжигала, всё мне было не так. Пошли на подлость. Договорились с врачом, чтоб дал нам справку о том, что сын болен. Заверили врачом телеграмму, и жену отпустили на 10 суток к нам. Но радости большой от встречи не получилось, всё было сделано нечестно и это давило на психику. «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними», - говорилось в Библии. Всё, сделанное нами, не вкладывалось в мораль, какою мы жили. Начальник Валерии тоже был не в восторге, что его работница уехала по семейным делам, бросив все дела на него. Остаток отпуска я провёл с женой в Западной Лице, скрываясь ото всех, чтобы не вызвали на службу, и вообще мало было идиотов, проводящих отпуск в Заполярье. Но мне дома было лучше, чем в Ялте и Ленинграде, без жены, без любимой женщины.

Незаметно подкрался март и я вышел на службу. Команда уже собралась после отдыха и отпусков, приехали некоторые офицеры. Приняли ПЛ у резервного экипажа, многого не досчитались, хотя дефицит прятали в самые сокровенные места. Оказывается, когда я находился в отпуске, мне объявили выговор за то, что ДК-10 левого борта был не в строю, и я не принимал никаких мер по поводу приведения его в исправное состояние. Подлости человеческой нет границ, я оправдываться не стал, да и дураку было ясно, что если трюмные под Москвой, а я в Ялте, то принять участие в восстановлении ДК-10 мы не могли.

ДК-10 (а это тонна веса) при помощи трюмных, двух труб, таля и какой-то матери выгрузили с ПЛ через съёмный лист пятого отсека и передали в ремонт на плав-мастерскую. С притирочным устройством внутренней газовой захлопки среднего дизеля резервный экипаж даже не пытался что-то сделать. Мои мотористы разобрали привод и на верхней палубе разложили детали, чтобы они отмокли в соляре, а затем отчистить их от гари и налётов сажи. Но собрать привод нам не удалось. Старший лейтенант Злобин футбольным манером отправил все за борт, идиот был отчаянный. Червяк притирочного устройства на ПМ токари-матросики сделать не смогли. Решили Злобина не закладывать, а захлопку собрать без притирочного устройства. Герметичности её достигнуть уже было нельзя. Решили окончательное восстановление захлопки перенести в Росту на МЗ-35 в текущем ремонте ПЛ. До ремонта оставалось
10 месяцев, так как в начале 1970 г. ПЛ планировалась к постановке в ремонт.

Перед командиром ПЛ и экипажем поставили задачу приводить матчасть в рабочее состояние, с тем, чтобы в июне перейти в г. Северодвинск на Белое море для обеспечения ракетных стрельб боевыми расчётами БЧ-2 всех перволинейных экипажей ПЛПЛ дивизии.

В 1969 году ПЛ посылать в четвёртый автономный поход было нельзя. Запас моторесурса главной энергетической установки был ниже нормы ПЛ первой линии и не мог обеспечить плавание без его перерасхода (т.е. до полной переборки дизелей). Командование дивизии и СФ не могло пойти на явные нарушения Положения о главной энергетической установке - не война ведь. Тем более, что ТУСФ и ГТУ (главное техническое управление) ВМФ имели эти данные и тоже не пошли бы на это. Но главным препятствием была загруженная в январе 1968 года аккумуляторная серебряноцинковая батарея, гарантийный эксплуатационный срок которой истек в середине 1969 г. К тому же выработка гарантированных УПЦ (условных полных циклов) превышала норму на 20%. Замена АБ в такой ситуации была экономически не выгодна, в ремонт с новой батареей - это нонсенс! Да и наши отношения с Китаем окончательно испортились, а именно оттуда поступало серебро для изготовления серебряно-цинковых аккумуляторных батарей, ведь первоначально предполагалось, что все ПЛПЛ 651 пр. будут оснащены АБ типа 30/3. Но уже в конце 60-х годов было принято решение на уровне ЦК КПСС и Совета Министров СССР о замене АБ на всех ПЛПЛ 651 проекта на кислотную свинцовую 60 СМ-П, таким образом ТТД ПЛ 651 проекта, мягко говоря, были «подпорчены» и экипажи лодок можно было смело называть «смертниками». Но ПЛПЛ продолжали выполнять боевые задания, ходили в Средиземное море, чтобы как-то уравновешивать количество сил социализма и капитализма в этом регионе, хотя кораблей НАТО в Средиземноморье было как сельдей в бочке.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
6 + 2 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "ЯЗЬ". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "ЯЗЬ". 2-местная

Случайное фото

Удэгейцы