Главная | История одного подводника

В запас

После ухода в запас, когда мне шел 54-й год, я устроился на работу по ремонту парогазотурбинного оборудования на Южную ТЭЦ в цех централизованного ремонта слесарем. Захотелось снизу узнать всё о гражданской энергетике, о потенциальной опасности её оборудования и устройств для обслуживающего персонала (так говорилось, по крайней мере, в НТД Минэнерго). Что бросилось в глаза буквально через минуту после устройства на работу? Взяв телефонный справочник ТЭЦ, я обнаружил 5 фамилий НСС (начальника смены станции), по столько же человек несли дежурство начальниками смен цехов: котлотурбинного, электрического, химического, тепловой автоматики, топливно-транспортного. А вообще, в четыре смены неслось оперативное дежурство на всех рабочих местах по обслуживанию энергетической установки, пятый был на случай отпуска или болезни одного из специалистов. Как всё продумано! В месяце 30 дней, 720 часов, одна смена несёт дежурство 180 часов, а дневной персонал работает в месяц 21 день, 168 часов! (На ПЛ несут вахту на каждом посту 3 человека, и если 720 часов поделить на троих горемык, то получается в месяц 240 часов, вместо 168 по КЗОТ.) Чтобы оперативный персонал не имел переработки 12 часов (180-168), можно в какой-то день поставить на дежурство пятую смену. Более того, энергетики, которые несут оперативное круглосуточное дежурство, добились того, чтобы за время приема дежурства была оплата. Раньше им платили за 12 часов дежурства, теперь платят за 12:15. Сделан первый шаг по защите своих прав. Тем, кто несёт сменное дежурство, добавляют ежегодно к отпуску по два оплаченных дня. Получается неплохой отпуск у работников-энергетиков: 28 дней по ТКРФ, плюс 3-7 дней за работу во вредных условиях труда, за сменную работу 2 дня, за переработку, если она не была компенсирована деньгами, около 10 суток, получается в среднем полтора месяца. У нас на флоте всё не так: трехсменка на всех боевых постах, а ведь люди и болеют, и случаются поломки, которые устраняются не один день. И хотя потенциальной опасности на кораблях и ПЛ больше, чем положено; потому что ведь они напичканы оружием (ракетным, торпедным, в том числе и атомным), системами гидравлики, воздуха высокого давления и прочим оборудованием, трехсменка узаконена со времён Петра Великого. Больше в корабль (ПЛ) личного состава не втиснешь, только на 3 смены рассчитаны системы, туалеты, камбуз, запасы пресной воды, пищи, воздуха, наконец, для подводников (чтобы не уменьшить рассчитанный проектантами предрегенерационный период). Трудовой кодекс позволяет трудиться работникам ТЭЦ по 40 часов в неделю. У корабельного офицера, если он работает в идеальных условиях по 12 часов в сутки, получается за неделю наработка в 84 часа, но это если техника не ломается, люди не болеют. Иногда приходится работать по 120-140 часов в неделю, оставляя на сон по 4 часа в сутки, но таких недель не одна или две, а 13, 26, 40 в зависимости от длительности дальнего похода. К тому же на ТЭЦ есть цех централизованного ремонта и ремонтники подрядных организаций. Это, как правило, не юнцы, а опытные рабочие с высшим 6 разрядом по ЕТКС. Я работал в бригаде из 6 человек. Каждый рабочий мог делать всё: он и сварщик, и газорезчик, и стропальщик, и станочник и прочее. Бригадир был со среднетехническим образованием, двое рабочих - с высшим. В КТЦ (котлотурбинном цехе) работало два кандидата наук! Контингент, что надо. Задача оперативного персонала: обнаружить замечания и поломки матчасти. Сами они неполадки не устраняют, даже сальники не подтягивают, а дают возможность замечания устранить ремонтникам из ЦЦР (цеха централизованного ремонта). Их задача: к утру записать в журнал как можно больше замечаний, чтобы ремонтники за день могли их устранить. И в таком режиме работают все тепловые электростанции России. Помимо ежесуточных работ по устранению замечаний в работе энергоустановки производятся плановые ремонты с остановом оборудования. Кстати, слово «останов» я впервые услышал, работая на ТЭЦ, есть это слово в нормативной документации, оно узаконено энергетиками. Я к нему привык. А вот от другого слова «разболчивание» меня до сих пор трясёт; так на флоте не выражаются. Это слово вполне цензурное и тоже содержится в инструкциях и НТД (нормативно-технической документации), хотя не воспринимается теми, кто пришел в энергетику из других ведомств, кто ранее в энергетике не работал. Чтобы не быть голословным, приведу статью 2.9.11 «Правил ТБ при эксплуатации тепломеханического оборудования»: «При разболчивании фланцевых соединений трубопроводов ослабление болтов следует производить осторожно, постепенным отвертыванием гаек во избежание возможного выброса пароводяной смеси в случае неполного дренирования трубопровода». Но вернёмся к плановым ремонтам: текущий ремонт котлов и турбоагрегатов (турбогенераторов) проводился ежегодно;
капитальный ремонт котлов, работающих на газе, проводился раз в 6 лет: на мазуте
- раз в 5 лет, турбоагрегатов - раз в 5 лет. И это требование выполнялось до начала реформ Чубайса. Во времена Чубайса капитальных ремонтов не стало, остались текущие. Вместо капитальных стали делать расширенные, раздвинутые, увеличенные в объемах текущие ремонты. Средств на ремонт не стало. Раньше в ОАО «Ленэнерго» был один генеральный директор. При Чубайсе систему раздробили на части, в два порядка стало больше директоров, появились новые должности, департаменты. Надстройка за счет сокращений персонала на ТЭЦ выросла в три порядка. Откуда взять в этих условиях финансы на ремонт? У всех хорошие оклады, а из прибыли надо выплатить дивиденды владельцам акций, как правило, тем же людям, кто находится в управлении энергетикой. Сократили персонал цехов централизованного ремонта, оставили аварийно-ремонтную службу для обслуживания газового хозяйства, грузоподъемных механизмов и выполнения других мелких работ. Весомые работы, ремонты текущие, средние и капитальные поручили выполнять подрядным организациям, выбранных на конкурсной основе. Пришли «победители конкурса» на работу, и выяснилось, что зачастую это «нанайцы», впервые увидевшие паровую энергоустановку. Начались конфликты: письма, отстранения от работ, недопущение к работам. Целый год длилась такая дребедень, искал подрядчик специалистов по всему бывшему СССР: приехали и украинцы, и белорусы, и россияне из других регионов России, те, кто ранее работал в советской энергетике. Дело сдвинулось с места, но профессионалов-ремонтников оборудования ТЭЦ у подрядчиков мы так и не увидели, все - временщики. Разбежались специалисты по другим ведомствам, где платили больше, где давно закончилось реформирование.
-
Почему разогнали ЦЦР (цех централизованного ремонта)? Говорят, что неудобно вести учет рабочего времени и затраты на цех, есть возможности приписок, сокрытий. Но подрядчики проблем не решили, расходы на них выросли опять в порядок, а болячки энергетиков от них - в два порядка. Вот такие реформы. И стало в энергетике тревожно и неуютно. Утром на планерке собираются на полчаса все начальники цехов, отделов и 20-25 минут слушают, как начальник КТЦ (котлотурбинного цеха) докладывает о поломках и неисправностях оборудования, возникших за ночь!
Техника работает на некоторых станциях более 50 лет, поэтому болезни не излечиваются, а усугубляются. Денег хватает на зарплату и поддержание оборудования в полуисправном состоянии. Приходят мысли. Раньше 1 КВт стоил 4 копейки, проезд на трамвае 3 копейки, на автобусе и троллейбусе 5 копеек. Проезд на трамвае с 01.02.2006 г. стал стоить 12 рублей, т.е. цена возросла в 400 раз, на автобусе и троллейбусе в 240 раз, плата за электроэнергию возросла только в 25 раз! Как это понимать? Может отсюда все беды? С другой стороны, если 1 кВт будет стоить 1012 рублей, то население вымрет от голода, так как от зарплаты ничего не останется на еду, если предварительно заплатить за квартиру, электроэнергию и транспорт, чтобы добраться до работы.

Но главное, на ТЭЦ есть чем ремонтировать, кому ремонтировать. По ремонту кораблей и техники флот поставлен в более жесткие рамки. 4 года, как минимум, технику обслуживает только личный состав. Ежемесячно дается неделя на планово-предупредительный ремонт. В это время корабль нельзя выгнать в море внезапно, дается готовность в 24, 48, 72 часа. Например, не работает ДК-10 (дизель-компрессор-10). Чтобы его разобрать, починить, заказать, получить и заменить некоторые детали, собрать, опробовать в работе, нужна неделя. Поэтому при готовности в 72 часа от такой работы отказываешься. Иногда бывали случаи, когда срочно ПЛ выгоняли в море, хотя она значилась в ППР. Волюнтаризм на флоте процветал, и попробуй не выполнить команду, станешь бесперспективным офицером. А вообще ППО (планово-предупредительный осмотр) и ППР (планово-предупредительный ремонт) выполнялись в целях предупреждения преждевременных износов, своевременного выявления неисправностей техники, проведения профилактических работ, предусмотренных эксплуатационными инструкциями. Можно было не делать никаких осмотров, но записи о проведении осмотра № 2 (1 раз в 3 месяца) электрооборудования запиши в журнал, записи о проведении ежемесячных, раз в 3 месяца осмотров насосов, систем надо зафиксировать обязательно. Иначе, если произойдет поломка, то вывод будет один: не сделал профилактического осмотра, и случилась неисправность. И обвинят командира БЧ-5! Раз в полтора года или перед длительным автономным походом ПЛ вставала в док, там силами СРЗ проводились работы, которые нельзя было сделать на плаву: в основном это забортная арматура, кингстоны, клапана вентиляции ЦГБ, рули вертикальный и горизонтальные, торпедные аппараты и другая техника. Иногда можно было протолкнуть небольшой ремонт единицы оборудования, всё зависело от срока докового ремонта, а он, как правило, был 40-45 дней. После докового ремонта ПЛ должна была пройти глубоководное погружение на рабочую глубину (для ПЛ 651 пр. 240 м).

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
12 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "ЯЗЬ". 2-местная
Резиновая лодка Лисичанка "ЯЗЬ". 2-местная

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии