Главная | Восполняя белые пятна | Тигильный крест

Вахмистра Долбочкина застрелили возле тигильской церкви на берегу реки

С Алексеевым расправился Ковранский отряд. Африкан Лонгинов (из Паланской дружины) говорил, что он с Пантелеем Флетчером (коммерсантом) «присутствовал на Усть-Тигиле, когда там уничтожили полковника Алексеева». А навёл на полковника уже знакомый нам С. С. Ерошкин, по его собственному признанию: «Участие моё в партизанском движении было незначительное — выполнял роль в поисках белобандита полковника Алексеева, который проживал временно в Усть-Тигиле, о месте его нахождения я информировал местных партизанскую дружину.»
Ликвидацией коменданта Тигиля гордился Евгений Сычёв, 1902 г. р. В 1914 —1917 гг. учился в Петропавловском высшем начальном училище, был исключён за непочитание старших. В 1919-м жил у родных в Тигиле. 27 апреля 1922 г. он, по его словам, вступил в дружину. Но в её списках таковой не значится. «Убив полковника Алексеева, уехал домой (то есть в Тигиль. — В. П.)», — заявлял Сычёв. Работая с 1923 г. на Петропавловской радиостанции, уверял окружающих, что кроме пива и браги, ничего не пьёт и что он — самый ярый враг религии. «Отношение у меня к ВКП(б) самое лучшее», — неизменно подчёркивал Е. Сычёв. В апреле того же года на него, как на члена РКСМ, возложено наблюдение за выполнением распоряжения «всем дежурным радистам перехватывать все телеграммы на английском языке из Японии, Америки и других стран. и доставлять их в губбюро РКП(б)». По документам Камчатского окрбюро ВКП(б), 16 марта 1928 г. Евгений Петрович Сычёв был переведён из кандидатов в члены партии.
5 января 1934 г. Камчатское облуправление НКВД получило донесение: в Усть-Тигиле при полковнике Алексееве, что останавливался на квартире Афанасия Юшина, находилась шкатулка с деньгами, «и эта шкатулка, вероятно, осталась у Юшина или у начальника партизанского отряда Юшина Павла, так как всё имущество белых было сдано ему после убития белых. с полковником весьма дружна жена Мирошкина Анна Владимировна». Примечательно, что Афанасий Юшин сразу же после убийства Алексеева перебрался в Петропавловск. «Всё забранное оружие у белых в 1922 г. поступило действительно ко мне, — подтвердил на допросе П. И. Юшин, — автомат американский, карабин японский, три нагана, две гранаты Милосса мной были сданы разным лицам в партизанский отряд.»
Как известно, из семи белых отрядников Тигильского административно-пропускного поста в живых остался лишь один — Савич. Роберт Юшин объясняет это хитростью есаула. Но тигиль-ский рыбак-охотник А. П. Монаков изложил в НКВД в 1934-м свою версию: «Когда не было красных отрядов на Камчатке до
1923 г., Юшин П. И. имел связи с белыми, стоявшими в Тигиле, полковником Алексеевым, а казачьему есаулу Савичу даже помог сесть на шхуну Свенсона и уехать. Когда прошёл слух в 1922 г. что на Камчатку в Петропавловск пришли красные отряды, тогда Юшин П. И. решает стоявших уже полгода в Тигиле белых расстрелять своей боевой дружиной, и семь человек белых были расстреляны. Этим фактом Юшин П. И. пытался присвоить звание партизана всей своей дружине, это ему и удалось». Примерно то же самое говорил и другой тигильчанин Ананий Гаврилович Попов, касаясь спасения есаула Савича: «.ему дали возможность уехать свободно на шхуне Свенсона, в этом способствовал Юшин П. И.». В следственном деле П. И. Юшина имеется упоминание о его племяннике Василии Ивановиче Юшине, который живёт в Америке, а уехал туда с пароходом Свенсона. Связь с ним П. И. Юшин поддерживал посредством писем до 1936 г. Переписывались со свом братом также Николай и Сократ Ивановичи Юшины.
Осенью 1922 г. «Камчатский листок» сообщал, что 20 сентября с западного побережья в Петропавловск пришёл пароход Свенсона «Мазатлан» с начальником тигильского гарнизона есаулом Савичем и американским консулом г. Томасом.
А что же сталось с хайрюзовской дружиной, что сбежала от белых аж в Усть-Камчатск, перевалив Срединный хребет? «Здесь пришлось пробыть до августа, пока нам не удалось узнать численность белых в Тигиле, — вспоминал В. А. Толстихин. — Когда же выяснилось, что их было не больше семи человек, мы тем же путём отправились назад. Белых уже не застали, с ними тигильцы уже расправились». Правда, командир хайрюзовского отряда М. К. Писня впоследствии говорил, будто они поспели к уничтожению белых. «На 16-й день мы уже были в Хайрюзово. К счастью, по сёлам Хайрюзовской волости распространилась версия, что Писня идёт с большим подкреплением. Это подняло боевой дух жителей. Освобождённый из-под ареста т. Юшин собрал отряд и выступил в Тигиль. К этому времни подошли и мы. Общими силами белобандиты были уничтожены».
Через два года в этих местах побывал начальник губернской милиции Н. П. Фролов. В акте обследования Хайрюзовской волости он отметил: «В книге переходных сумм имеется запись и расход на содержание Хайрюзовского партотряда, существовавшего в 1922 г. Отряд содержался на счёт населения, для чего население себя облагало. Отрядных денег числится по кассе 101 руб. 99 коп. и оружие имеется на сумму 1 780 руб. 99 коп. Задолженность партотряда разным фирмам выражается в 1 631 руб. 50 коп. Мною сделано распоряжение впредь до особого распоряжения губернского отдела управления расчётов с фирмами не производить. Список оружия прилагается».
...Летом 2003 г. на месте предполагаемого захоронения четырёх белых казаков тигильчане Юрий Герасимович Попов и Виктор Леонидович Лысак с помощью местного охотника А. А. Попова установили памятный металлический крест с поимённой табличкой. Фамилии убитых выявил Ю. Г. Попов в камчатских архивах. К сожалению, в надпись на табличке вкралась неточность. Отрядники полковника Алексеева погибли не в августе, а позднее: 8 сентября 1922 г.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
7 + 3 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Элька для рыбалки. Резиновые штаны. Резиновые сапоги
Элька для рыбалки. Резиновые штаны. Резиновые сапоги

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии