Главная | Русский Шарм-Эль-Шейх | России присудили антинобелевскую премию

А вот второе...

«Исход не бегство, эксодизм не эскапизм!» — сформулировал он сам для себя и огляделся по сторонам.
Пляж был заполнен, как и положено, отдыхающими. Большинство маялось дурью от отпускной скуки, кто играл в бочу, кто в дартс, кто просто перекидывался фрисби.
«Авалон... — подумал Атлантидов. — Остров Буян... He тот, что в архипелаге Северная Земля, а что в далеком море-окияне, где на острове Буяне хранятся разные волшебные вещи, придающие жизни смысл, да и смерть Кощеева ведь там же должна быть, в сундучке, что в ветвях дуба... А кто есть Кощей? — продолжал он размышлять. — Левиафан ведь, государство. He то, в котором мы должны бы жить,а иное, в котором мы вынуждены жить... В холоде и мраке, в промерзлом воздухе зимы, со стылой кровью в венах...»
И опять вспомнился ему остров Лисянского. He как реально существующий географический объект, который можно найти на любой карте в районе северных Гавайских островов, а как мечта, что всегда ведь определяет контуры бытия вменяемого человека, жаждущего таких вещей, как свобода и справедливость, пусть это и скрывается под одной лишь фразой: желание тепла.
Сегодня на улицах снег,
На улицах лед;
Минус тридцать, если диктор не врет;
Моя постель холодна, как лед...
И я не прошу добра,
Я не желаю зла;
Сегодня я — опять среди вас,
В поисках тепла.
Слова давней песенки стали раскручиваться в голове, будто вновь побежала между звуковоспроизводящими головками блестящая, как маленькая загадочная змейка, магнитофонная пленка времен его юности, пора было принимать решение, хотя оно и так ведь ясно, эксодизм не эскапизм.
А потому надо сесть в шлюпку, что уже спущена на воду и вот-вот да достигнет берега, и вернуться на корабль.
Капитан-лейтенант Лисянский поджидает его на мостике.
— Здравствуйте, милейший друг, — скажет он, — давно не виделись!
— Ну, и как вам здесь, у меня в гостях?
Палуба выдраена на славу, в парусах начинает гулять ветер.
Боцман Русаков подносит к губам свисток.
«Фляжка, — думает Атлантидов, — где моя фляжка?»
Потом вспоминает, что она, как ей и положено, в пляжной сумке, вместе с ноутбуком, в памяти которого хранятся главы так и не дописанной книги под странным названием «Физики не шутят», хотя чего в нем такого странного?
— Вот ваша каюта, — говорит Л исянский, — не обессудьте, что маленькая, не во дворце ведь...
Окошко распахнуто, залетают соленые брызги, поднялся ветер, наполнил паруса.
«Мы победим! — думает Платон Тимеевич. — Мы принесем в страну тепло, возвратим ей мечту. Возродим не величие, нет! Кому это надо — величие, иное дело — чувство собственного человеческого достоинства! Вперед, к островам!»
Атлантидов аккуратно прикрывает иллюминатор, чтобы брызги не летели больше в каюту, попадут еще на ноутбук, замочат, сядет батарея, а электричества ведь здесь явно нет...
Домой он должен был улетать через сутки, но борт ушел без него.
А через пару недель север Африки вдруг загудел, зашумел, Тунис, Йемен, Египет...
Все же фея Моргана ничего не делает просто так, в любом мираже есть свой смысл.
Когда шлюп «Нева» с Атлантидовым на борту уже миновал Бенгальский залив и, подхваченный пассатами, повернул по направлению к Тихому океану, Хосни Мубарак прибыл в добровольное изгнание в опустевший от туристов Шарм-Эль-Шейх, в свою резиденцию, но Платон Тимеевич об этом не знал, да и не интересовало его это.
Он ждал, когда наконец приоткроется завеса горизонта и он увидит тот самый остров, который должен растопить вековую мерзлоту его родины и сделать ее счастливой.
Остров Лисянского.
Русский Шарм-Эль-Шейх!

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
7 + 6 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ

Случайное фото

Удэгейцы