Главная | История одного подводника

Вывод из готовности №1

Моя беседа, а может и нет, возымела действие. Через пару недель, к началу февраля 1970 года, нас вывели из готовности: стали разгружать торпеды, ракеты, сдавать на продсклады запасы продовольствия, передали топливо из ТБЦ и ТЦ, оставив запас только во внутренних ТЦ и межбортных ТЦ №№ 6, 7. Выходы в море не планировались, поэтому топливо оставили, чтобы подзаряжать АБ. К 23 февраля начали готовиться к переходу в Росту на СРЗ-35 в текущий ремонт ПЛ. Из ремонтного отдела ТУ СФ к нам приехал куратор капитан 3 ранга Круглов. С ним, флагманскими специалистами, просмотрели все ремонтные ведомости, решили, что на выделенные лимиты ремонтировать в первую очередь, какую матчасть заменить агрегатно на новую, предварительно списав старую, что можно отремонтировать силами личного состава. А в первую очередь надо было отремонтировать всю матчасть боевых частей и служб (БЧ-1 - БЧ-4, РТС и др.) обязательно со 100% включением их в ремонт, так как они предназначены для использования оружия ПЛ; выполнить все модернизационные работы, направленные на улучшение использования оружия и технических средств, надёжность и живучесть. Таких работ накопилось с момента сдачи ПЛ «К-85» с 1964 по 1970 годы очень много и было решение Главного управления кораблестроения все это выполнить в первый же заводской ремонт ПЛ. Были работы и капитального плана: переделка аккумуляторных ям № 3, 4 для погрузки кислотной АБ, демонтаж системы УКТН батареи 30/3, замена масла «АУ» в системе гидравлики на жидкость ПГВ, установка системы ЛОХ (лодочное объёмное химикогашение при помощи фреона - тетрафтордибромэтана), масса других работ. Только стоимость «обязательных» модработ тянула на треть от выделенного лимита. Еще примерно 10% от лимита требовалось на сопутствующие подготовительные работы (например, чтобы снять подъёмник РДП, надо было разобрать полтрюма ЦП). Только от этого одолевала тоска. А что потом еще прибавилось, вызывало ужас! На ремонт материальной части БЧ-5 оставалась половина выделенных денег! В эту же сумму входило жизнеобеспечение корабля: питание с берега, пар с берега, воздух среднего давления, пресная вода и другое. Хорошо еще, что доковый ремонт не входил в эти лимиты, и можно было в него хитроумно включить часть общих расходов на ремонт.

Итак, ПЛ, выведенная из боевой готовности, тихо стояла у причала. Наконец, при таких условиях, можно было жить по-человечески. Я стал часто бывать дома, кроме вечеров, когда нес дежурство по живучести. Немного расслабился и заболел. Врачи дали освобождение от службы, верней порекомендовали, на трое суток. Командир (первый раз за всю службу с ним) разрешил болеть не на ПЛ, а дома. Зарядку АБ делали уже через день, а иногда и каждый день, в зависимости от режимов разряда. Вахта готовила средний дизель к пуску, подогревала масло до 50-60 градусов к 8 часам утра. Сразу после подъёма военно-морского флага начинали подзаряд АБ, и к этому все привыкли (и Чурилов В. тоже). Водород при заряде АБ 30/3 не выделялся, и это успокаивало командиров. Мощность генератора дизеля 1ДЛ42 была 1000 КВт, а это значило, что при напряжении 250 В, можно было нагружать его на 4000 А. Зарядкой АБ должен был руководить командир БЧ-5, но я слёг и меня заменил командир моторной группы. Но даже и суток мне не дали «поболеть». Вечером, в полном секрете, пробираясь через сопки, ко мне домой пришел старшина команды электриков и доложил страшную вещь: «Сгорел генератор ПГ-142». Рассказал, что в начале зарядки выключился автоматически якорный автомат. Не останавливая дизель, решили посмотреть генератор, но ничего сквозь смотровые лючки не обнаружили. При повторном подключении якорный автомат всё время «выбивало». Зарядку продолжили правым дизелем, а после остановки среднего вскрыли генератор для осмотра. На генераторе было обнаружено разрушение и опадание ламелей обмоток в секторе примерно 30-40 градусов из 360. Я приказал старшине команды за ночь убрать всё, что разрушено, крошится и отламывается, генератор промыть, вычистить, поднять изоляцию до нормы. И всё это должно быть сделано к утру 8.00 для личного осмотра генератора. НИКОМУ об этом не докладывать, сам решу после осмотра, что делать дальше. Проводив старшину, взялся за изучение электродвигателя (генератора) постоянного тока. В якоре генератора были уложены волновая и петлевая обмотки. По картинке, которую нарисовал старшина, я предположил, что сгорела, точнее всего, волновая обмотка, причём по мощности волновая обмотка давала 40%, петлевая 60%. Появились проблески надежды, что не всё еще потеряно. Ночь была уже не для сна, а для раздумий. Консультантов брать на помощь нельзя, никакой огласки, все надо просчитать на несколько шагов вперёд, а главное - снять вину с личного состава, но на флоте такого НИКОГДА не было. Утром пришел на ПЛ, прощупал обстановку, потом появился перед офицерами ЭМС дивизии и понял: никто ничего не знает! Я в свою БЧ верил, были и раньше случаи, когда надо было держать в тайне какое-то событие, как говорилось «держать язык за зубами», и личный состав меня не подводил! Старшина команды доложил, что электрики работали всю ночь и сделали всё возможное, сопротивление изоляции 1 МгОМ. Такого чистого генератора я не видел со времён завода, всё осмотрел, заставил покрыть лаком все, где случился обвал ламелей и дал после этого команду готовить средний к пуску. Запустили дизель, прогрели, стали подключать генератор к сети; якорный автомат не отключился, нагрузка 200 А. На смотровых лючках сидели лучшие специалисты и сам старшина команды. Нагрузка принята, якорный автомат не отключился, и самое главное не было искрения под щетками, а тем более кругового огня на коллекторе генератора. Повысили нагрузку до 500 А, всё хорошо. Постепенно подняли нагрузку до 2000 А, затем добавили еще 200 А, из трюма доложили, что появилось искрение под щетками, при нагрузке в 2500 А на генераторе появился круговой огонь. Решили эксплуатировать генератор на нагрузке в 2000 А и не более. Никому решил об этом не докладывать, а дать огласке всё, что произошло с генератором, уже в Росте на СРЗ-35. По ТУ (техническим условиям) срок службы ПГ-142 в таких условиях закладывался на 5 лет, а он истек летом 1969 года.

Обычно, при перешвартовках, всегда пускали дизель-генератор ПГ-142, чтобы поменьше расходовать АБ. Так называемая работа «в буфер». Генератор обеспечивал ход под ГГЭД: один средний (например, «правый средний назад»), второй малый ход («левый малый вперёд»). На среднем ходу нагрузка была 2600 А при напряжении 250 В, на малом 1000 А, получалось в сумме 3600 А и еще 400 А оставалось на нужды вспомогательных механизмов (преобразователи на связь, масляные насосы на линии валов, возбудители ГГЭД и другие необходимые механизмы). В моем случае даже оба «малый вперёд» генератор не обеспечивал, разряжалась АБ, но, слава Богу, что было хоть так. Поневоле вспомнишь стихи И. Губермана:

«Мой разум вечно сердцу служит,
Всегда твердя, что повезло,
Что всё могло гораздо хуже,
Ещё херовей быть могло».

В соответствии с требованиями руководящих документов, ПЛ должна была встать на текущий ремонт ровно через 4 года её эксплуатации, то есть 01.01.1969 года. Если бы так было, то не надо было делать большой ремонт, достаточно проведения профилактических мероприятий без больших денежных вливаний, всё надо делать вовремя. Интенсивное использование ПЛ привело к тому, что вся матчасть просто сыпалась (текущий, доковый ремонты просрочены, АБ надо было заменять тоже в середине 1969 года, также были израсходованы все моторесурсы вспомогательных механизмов: компрессоров, помп, насосов - они требовали полной переборки, электродвигателей, у которых надо было срочно продораживать коллектора, а системы ПЛПЛ тоже плакали горькими слезами и требовали восстановления и т.д.)

Началась подготовка к переходу в Росту, а вместе с этим начался форменный грабёж ПЛ. По приказу комдива отдал вначале носовой, а потом и кормовой аварийный буй. Был передан на другие ПЛПЛ, уходящие в дальние походы, ЗИП на дизеля, компрессора, специнструмент, тали, запас эпоксидной смолы, электроды для сварки чугуна и многое другое. Все это отдавалось безвозмездно с записями в вахтенный журнал. Никаких печатей, переоформлений счетов не было - всё принадлежит народу. Я уже говорил выше о ремонтном фонде, он был далеко не бесконечным, изготовление новых буёв, комплектование их всем положенным стоило немалых денег, получалось, что из-за разгильдяйства одних страдали другие: моя ПЛ «К-85»! На одну из ПЛ, уходящую в автономку, потребовался баллон с ацетиленом. Командир БЧ-5 пришел ко мне, и я доверительно сказал ему, что баллон у меня есть. (За него я заплатил в Росте один литр шила.) Предложил и ему рассчитаться как положено, тем более, когда ПЛ уходила в дальний поход «шила» на ПЛ было немерено. Он надул губы, доложил, что на 85-й есть баллон, но механик его не отдаёт. Вызвали меня к адмиралу, и он приказал мне лично передать баллон на ПЛ, уходящую в море. Коса нашла на камень! Я заявил комдиву, что баллона у меня нет. Проверили техчасть, баллон ацетиленовый за в/ч 40621 не числился. Адмирал приказал обшарить всю ПЛ и забрать баллон правдами или неправдами. Но я заранее предупредил своих матросов, чтобы надёжно спрятали баллон, а на ПЛ были такие места. И не нашли! Потом обсудил со старпомом этот вопрос не по суконному; нашлись доводы, которые перевесили мои. Баллон я отдал, потому что прекрасно знал, что без газосварки и газорезки в море делать нечего.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
2 + 10 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная
Резиновая лодка Лисичанка "Эрлан". 1-местная

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии