Главная | Восполняя белые пятна | Впрочем, вернусь к самому походу

за Камчатскою рекой вдаль

Вот эта выписка: «за Камчатскою рекой вдаль, ходом в дву неделях, на вершинах Большой реки, а в иноземческом названии та река Кикша, три речки Розсошные, от которых на одной реке с левой стороны на берегу на ровном луговом месте меж каменья идут ключи многия тёплых вод и те ключи бьют вверх в колено и выше. И вода вниз зело горяча и около тех ключей вода горячая течёт ручьями в ту реку Розсошную, и тою рекой вниз на версту и больше пить той воды за горячестью, не положа в неё снега, не мочно, а ниже того пойдёт та вода холоднее и светла, и пресна, и на тех ключах был и видел их он, вышеописанной казак Родион Преснецов. А от тех тёплых вод, за тою Большой рекой ещё видел ходом в двух же неделях за четырьмя реками немалыми близко иноземческого вышеописанного Курильского острожка в полуднище с обе стороны речки малой с берегов и ровных мест воды большими ключами бьют кипятком вверх в сажень, а шириною, в тех ключах откуды та вода бьёт, окна обрешют, а иные и меньше и текут в ту речку, а тою речкою до большой реки десятины с три зело горячи ж, питии не можно и ту де горячую воду черпали они служивые люди и в посудинах ту воду клали рыбу и та рыба сварилась без огня, и в той большой реке та вода равняется с обычною водою. А около тех горячих ключей земли тёплой десятин с пять и больше и зимою на той тёплой земле снег не держится, а от ключей идёт пар многой» .

Извините за повторное цитирование, но оно, в данном случае, просто необходимо. Поскольку именно отталкиваясь от этого свидетельства казаков, Б. П. Полевой делает следующий вывод: «На основании первой части тех же «скасок» трёх служивых людей, бывавших на Камчатке, выяснилось, что Родион Преснецов с подчинёнными ему казаками мог посетить оба эти района ещё в ноябре-декабре 1703 г. Это означает, что именно настоящая группа русских служилых людей по праву может считаться первооткрывателями термальных источников как на реке Банной (Бааню), так и на Паужетке...» .

Однако предположение это, в части, касающейся горячих источников, расположенных в верховьях реки Банной, в корне неверно. Дело в том, что упоминание о снеге, без которого «воду из горячей реки пить не можно», говорит лишь о факте его выпадения в районе горячих ключей на момент пребывания там казаков, но вовсе не о том, что этими ключами были именно Большебанные источники.

И действительно, ко времени выхода отряда Р. Преснецова в долину реки Банной (а это, напомню, произошло в конце октября — начале ноября по старому стилю, или в начале — середине ноября по нашему времени), снег на юге полуострова мог выпасть уже не только в горах, но и в устьях рек. Вот что, например, пишет по этому поводу В. Л. Комаров: «Снег в Петропавловске выпал впервые в эту (1908 г. — В. Б.) осень 13 октября и быстро стаял; 15 октября выпал снова, более обильный, но на следующий снова растаял» . Да и в наши дни такое также случается нередко. Например, в 2008 г. первый снег в Петропавловске выпал 21 (9 по старому стилю) октября.

Но выпадение первого снега на уровне моря означает, что во внутренних районах полуострова постоянный снежный покров опустился до трёхсот-четырёхсот метров над уровнем моря. А то и ниже, как это случилось, например, в том же 2008 г., когда постоянный снежный покров в средней части долины реки Авачи, на высотах от двухсот до двухсот пятидесяти метров установился
21 (9 по старому стилю) октября. И это, замечу, во время глобального потепления, а не ледникового, пусть и малого, периода. Так что к моменту выхода казаков в долину реки Банной (не ранее середины октября по старому стилю) снег вполне мог лежать уже в самой нижней части её долины. Ну, а в районе Большебанных источников, расположенных на высоте около 415 метров, и вовсе установился мощный снежный покров. Что, без сомнения, воспрепятствовало бы продвижению казаков к названным ключам, даже если бы они и захотели это сделать. Впрочем, казаки и не могли захотеть это сделать, ибо они просто-напросто не знали о существовании Большебанных ключей, как не знали они и о существовании Начикинских горячих источников, хотя и прошли мимо последних всего лишь в нескольких километрах.

Не мог отряд выйти к Большебанным источникам и через перевал высотой более шестисот метров, который лежит на пути между озером Начикинским и истоками реки Банной. Не мог, поскольку тропы через него не было. Это уже многим позже, когда обрусевшее население Начикинского острожка стало достаточно активно пользоваться термальными водами Малых Банных источников для лечения сифилиса, к ним через этот перевал была проложена убогая тропка . А тогда местное население если и посещало район перевала, то лишь ради охоты на снежных баранов. К тому же во время выхода отряда Р. Преснецова в долину реки Плотниковой этот перевал уже был укрыт снегом. Не говоря уже о том, что на подходе к нему не было ни леса, ни кустарников (вспомним, границы лесной и кустарниковой растительности во времена «малого ледникового периода» были метров на триста ниже современных), столь необходимых для оборудования бивака и поддержания костра в течение всей ночи.

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Введите символы с картинки
3 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ
Надувная резиновая лодка «Лисичанка» - ЯЗЬ

Случайное фото

Рыбалка в Норвегии